17 августа 2018, пятница
Областные новости
15.08.2018
Совет Сторонников «Единой России» запускает новый проект по поддержке региональных НКО – Центр поддержки гражданских инициатив (ЦПГИ). Центр займется поддержкой гражданских инициатив и проектов НКО, региональных лидеров общественного мнения и активных граждан.

За мнения, высказанные в комментариях к материалам, редакция ответственности не несёт

Сельское хозяйство

12.04.2018

Откуда у вадинского хлопца крестьянская грусть?

Поступил по-мужски

Имея диплом учителя, ещё в 2006 году он начал работать на земле. К крестьянскому труду привык с раннего детства. Как он помнит, в личном подсобном хозяйстве его родителей содержалось до 5 дойных коров. Саша помогал и деду Василию Ивановичу с бабушкой Валентиной Александровной и родителям – Владимиру Васильевичу и Надежде Михайловне.

А когда учился в Пензенском педуниверситете на физмате, его постоянно тянуло в Рахмановку, к семье, к корням. В праздники он, что называется, прямо рвался домой, чтобы оказать помощь старшим по хозяйству. В нём, если можно так сказать, «сидела крестьянская грусть». В городе, как говорит Александр, он себя «не видел». После окончания вуза его направили в соседнее село Ключи, в основную школу преподавать по предметам труд, черчение и физкультура. Но учителем поработать удалось недолго. В районе продолжалось резкое сокращение числа учащихся, что, в свою очередь, вело к сокращению учительских коллективов. И когда возник вопрос о так называемой оптимизации в школе, педагог Александр Владимирович Носов заявил, что согласен, чтобы его сократили. Он поступил по-мужски по отношению к коллективу учителей, в котором, кроме него, все были женщины.

А. В. Носов.

Предприимчивость – по наследству

Вместе с отцом Владимиром Васильевичем Александр стал обрабатывать землю. Сначала было 12 гектаров. Потом стало 50, 120. Теперь в хозяйстве 300 га пашни. Если раньше у Носовых в пользовании был только вездеход УАЗ-469, за который, как за трактор, цепляли прицеп и возили сено, урожай с огорода, навоз и т.д. ( автомобиль был по льготе выделен для покупки деду, как участнику Великой Отечественной войны). В 1990 году, когда в стране стали разрешать иметь в личном хозяйстве тракторы, Носовы приобрели старенький Т-25. Потом, в 1996 году, тоже неновый – МТЗ-82…

Осваивать сельскохозяйственный бизнес Александру помогла и специальность «технология и предпринимательство», которую он приобрёл в вузе. Но главное, наверное, заключается в том, что это заложено на генном уровне. В истории семьи Носовых есть пример прадеда. Звали его Иваном. Он содержал мастерскую по выделке овчин и небольшое производство по изготовлению колёс для конных повозок, на которые тогда был большой спрос. Деда раскулачили…

Предприимчивым был и отец матери Александра – Михаил Иванович Баздеров. Он с семьёй жил в селе Щербаковка. Дома у него была собственноручно сделанная небольшая кузница. В свое время, когда при советской власти имело место хорошее обеспечение колхозов и совхозов разнообразной техникой и необходимым оборудованием, которые постоянно обновлялись, дед предусмотрительно и по-хозяйски вытащил трактором из оврага списанные и выброшенные части мельницы, на которой прежде дробилось зерно для местной животноводческой фермы. Александру удалось восстановить её. Правда, электродвигатель пришлось поставить послабее. Но все равно установка работает. Михаил Иванович, вместе с тем, сделал мини-кузницу и для зятя в селе Рахмановка. Она помогает при ремонте техники, в частности, при реставрации лемехов для плугов. По примеру деда внук завёл у себя пасеку. Основы пчеловодства Александр также познал с помощью Михаила Ивановича.

 

Ничего нового

Для ведения хозяйственной деятельности требуется немалый парк различной техники. В КФХ Носова имеются и тракторы с набором почвообрабатывающих и посевных орудий, и зерноуборочный комбайн, и другие машины. Все приобретено, что называется, на вторичном рынке, и давно отработало амортизационные сроки службы, а стало быть и физически изношено. Многое устарело также и морально. Заводами давно уже выпускается новая современная техника – высокопроизводительная и комфортабельная. Но главное то, что она позволяет работать без простоев из-за поломок.

А Александр и другие фермеры района, которые держатся пока на плаву, работают на «дедовской» технике. Которая, образно говоря, давно «дышит на ладан», и которую часто требуется реанимировать. Носову это удается, но приходится, как говорится, собирать со всей округи, в том числе и из соседних районов такие машины, или, вернее сказать, то что осталось от них, от которых отказались и выбросили в металлолом другие, более зажиточные предприниматели. Несмотря на то, что у Александра нет не то, что какой-либо ремонтной мастерской, а даже элементарного укрытия от непогоды, ему все же удаётся осуществлять ремонт техники и двигателей к ней и выполнять при этом такие сложнейшие операции, как, например, замена коленчатого вала и восстановление коробок перемены передач. Раньше, кстати, это делалось далеко не в каждом колхозе и совхозе, в которых были неплохие условия. А ремонтировались в основном на базе специализированных предприятий.

В настоящее время на спецпредприятия и спецмагазины надеяться нельзя. Так Александр в прошлом году приобрёл турбину для трактора ДТ-75. Поставил её на двигатель. Она оказалась негодной. А потом случайно нарушив крепление этикетки с датой изготовления «2011 год», он увидел на корпусе набитую дату…«1999 год». Оказывается, предприниматели-мошенники отмыли старую запчасть и приклеили на неё новую этикетку… У фермера, пока он нашёл исправную деталь, 5 дней техника простояла.

Так что чего-нибудь хорошего относительно материально- технической базы КФХ пока нет. Ничего нового не предвидится и в ближайшем будущем. Это, что касается техники. А с другой стороны, в текущем году не наблюдается никаких положительных перемен и в вопросах финансирования. Несмотря на то, что на федеральном и региональном уровнях объявлено и постоянно говорится о более активной поддержке малого бизнеса на селе и улучшении условий кредитования фермеров. На деле этого пока не видно. В частности, по словам министра сельского хозяйства Пензенской области А. В. Бурлакова, в текущем году на поддержку аграриев выделяется около 240 миллионов рублей, что почти в два раза больше, чем было в прошлом году. Но в то же время на жизни вадинских фермеров это почти никак не отразилось.

А. Носов даже не хочет включаться в процесс оформления льготных кредитов, а также средств так называемой несвязанной поддержки и др. Считает, что смысла нет. Только время убьёшь и ничего не получишь. Также, наверное, думают и другие его коллеги. Поэтому тоже не включаются в баталии по получению льготных кредитов и др. Все знают, что в прошлом году получить «дешёвую» ссуду не удалось даже ООО «Большая Лука». Несмотря на то, что это – крепкое хозяйство. Несколько месяцев (всю зиму) шло оформление документов, но в конце концов так и пришлось пользоваться «дорогим» кредитом на общих основаниях. В этом году большелукинцам, вроде бы, обещают выдать льготный… в третью очередь. Всё это навевает на крестьян грусть.

 

Замкнутый круг

Отсутствие финансовых условий для обновления и совершенствования материально-технической базы сдерживает развитие производства и увеличение выпуска продукции. Для достижения этих целей, в частности, как говорит А. В. Носов, можно было бы приобрести новый современный зерноуборочный комбайн, но он стоит столько, что никогда не расплатишься. С другой стороны, для увеличения, скажем, объёмов продукции растениеводства необходим современный трактор с набором соответствующей почвообрабатывающей и посевной техники. Опять же, покупка всего этого обойдётся в неподъёмную сумму денег.

И даже, если осилишь приобрести комбайн, то нет хорошего трактора и не на чем пахать и сеять. Если купишь трактор со шлейфом сельхозорудий и увеличишь посевные площади, то нечем будет убирать. Получается, по словам Александра, прямо какой-то замкнутый круг.

Дальше – больше. Если вырастишь и соберёшь большой урожай, то намучаешься с реализацией продукции. Все зерно, например, кое-как удаётся распродать только, как фуражное. Даже, если оно и продовольственное. Кстати, по поводу того, что у нас в последнее время нет зерна высоких классов, у Носова – своё мнение и убеждение, что это неправда. Трудно сказать о количестве зерна первого и второго классов – сколько его и есть ли оно вообще. Потому, что для его получения нужны соответствующие семена высоких репродукций и прогрессивная технология возделывания. А вот зерна третьего класса, которое годится для выпечки хлебобулочных изделий, у нас достаточно. Но только это никому не нужно. Даже, можно сказать, что наоборот, мукомольные и хлебопекарные предприятия стремятся закупить фуражное зерно – оно дешевле. Из него, соответственно, выпекается дешёвый хлеб. А для того, чтобы он обладал необходимыми качествами (вкус, цвет, пышность и т.д.) в тесто добавляются, так называемые улучшители. Эти химические ингредиенты составами доставляются из-за рубежа.

Если же производить хлебобулочные изделия из высококачественного зерна, то его цена будет в разы выше. Допустить это власти не могут. Потому что хлеб и картошка являются основными продуктами питания многих миллионов россиян. И нельзя лишить людей последнего – куска хлеба.

Так что, круг проблем, сдерживающих развитие фермерских хозяйств, замкнулся.

В семье Носовых дети с малых лет приучаются к работе на подворье.

 

Выжить помогает взаимовыручка

Разорвать образовавшийся замкнутый круг или, как многие говорят, заколдованный круг, можно было бы при условии, что сельхозпроизводители заранее, в начале года, могли бы планировать свою хозяйственную деятельность и имели гарантию реализации полученной продукции. К сожалению, со времён ликвидации плановых структур по всей вертикали власти сверху донизу у нас нет не то что какого-либо планирования, но и элементарного прогнозирования.

Несмотря на то, что в стране, где не стало Госплана, создано большое количество разных центров, агентств, институтов и т.п., в названиях которых присутствуют и слова «прогнозирование», «стратегия развития», но толку от них нет. А казне они обходятся дорого. При численности населения России в 2 раза меньшим по сравнению с тем, какое было в СССР до развала, количество чиновников изменилось тоже в 2 раза. Только в обратно пропорциональной зависимости. Их, наоборот, стало во столько раз больше, чем раньше.

Сельхозпроизводителям, особенно работающим в сфере малого бизнеса, приходится заниматься не только вопросами производства, но и проблемами сбыта. Это получается далеко не у всех. Их продукция в результате остаётся нереализованной и они, в конце концов, разоряются и ликвидируют свой бизнес. Выжить удаётся немногим. Это видно и на примере Вадинского района. В разное время за два с половиной десятилетия у нас были открыты сотни КФХ. Сейчас в числе действующих считаются не более двух десятков. А нормально работающих таких, как у Носова, и того меньше.

Как говорит Александр, выжить фермерам позволяет взаимовыручка. Ему самому помогают соседи по земельным площадям Ю. И. Тростянский, И. А. Ломовцев, а также фермеры Алексей и Александр Ступниковы из Вадинска и другие. Один одолжит культиватор, другой – картофелекопалку, третий – ещё что-то. Носов, в свою очередь, выручает коллег, выделяя им транспорт, бульдозер, подъёмный механизм, смастерённый, кстати, им самим, и т.д. Словом, в долгу не остаётся.

Особо хочется отметить взаимоотношения А. Носова с теми, кому он поставляет фуражное зерно. Среди них, в частности, есть фермеры, содержащие КРС, занимающиеся и молочным и мясным животноводством, и разведением свиней, и птицеводством. При этом Александр не преследует цель, как выгоднее и дороже реализовать свою продукцию, а держит щадящие цены – такие, которые позволяют партнёрам держаться на плаву, а значит, брать зерно и в дальнейшем. Не зря же говорится, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих.

А для фермера, разводящего КРС, Носов поставляет зерно в размолотом виде. Причём, на размоле, практически, никакого «навара» не имеет. Только затраты компенсирует. Для него главное то, что это позволяет реализовать зерно.

Ещё надо сказать о том, что А. Носову свойственны не только хорошие отношения с нынешними коллегами по роду занятий. Он сохраняет добрые отношения с друзьями детства отца. В частности, братьями Герасимовыми, живущими в московском регионе. Они помогают ему приобретать в первопрестольной по сходной цене различную технику.

Носов сотрудничает и с Рахмановской сельской администрацией – помогает в благоустройстве улиц. Весомый вклад вносит он в дело восстановления храма Михаила Архангела в Рахмановке. Многое делает бескорыстно, бесплатно. Да не оскудеет рука дающего!

И, в заключение, надо отметить, что Александр Владимирович Носов намерен не останавливаться и планирует развивать своё хозяйство. Наряду с растениеводством он хочет заняться животноводством, а также сделать пруд и выращивать рыбу. Для водоёма у предпринимателя всё имеется. А вот с помещением для КРС – хуже. Все фермы в Рахмановке разрушены, а железобетонные детали и конструкции распроданы иногородним. Но А. В. Носов старается преодолеть грусть по этому поводу. Друзья из Подмосковья выручили его и в этом отношении. Они подыскали и привезли арки от ангара, который продал один подмосковный фермер. Металлоконструкции, по планам Александра, должны стать несущей основой для будущего здания фермы.

 

Виктор СМИРНОВ

 

P. S. Во время подготовки этого материала стало известно, что у Александра и Марии Носовых родилась дочка. Это третий ребёнок в семье фермера. Старшим детям Светлане и Максиму соответственно 10 и 6 лет.


Редакция «ВВ» сердечно поздравляет семью Носовых с пополнением! Здоровья и благополучия!

Комментарии

МАРИЯ НОСОВА, 12 апреля 2018, 12:42
СПАСИБО
Оставить комментарий