11 декабря 2017, понедельник
Областные новости
05.12.2017
По мнению депутата, необходимо также криминализировать пропаганду и рекламу незаконного потребления и оборота наркотиков, с использованием информационно-телекоммуникационных сетей

За мнения, высказанные в комментариях к материалам, редакция ответственности не несёт

Бессмертный полк

01.12.2017

«Они всегда в нашей памяти и в наших сердцах»

Авиакатастрофа произошла 22 ноября 1942 года далеко от линии фронта. Но вадинцы захоронили офицеров с великими почестями. В нашем крае четыре героя Великой Отечественной войны нашли свой последний приют.

Кто же упокоился в братской могиле?

 

Несмотря на противоречивость в некоторых моментах рассекреченных на сегодняшний день военных документов, из них можно почерпнуть немало интересной информации, в частности, о доподлинно теперь известных званиях лётчиков, их возрасте, месте рождения.

Захороненные в братской могиле военные состояли во 2-й авиадивизии особого назначения. Это правительственное формирование, занимавшееся перевозками людей и грузов, в том числе первых лиц. То есть квалификации лётчики были высочайшей.

Пётр Васильевич Ермолаев, служивший на момент гибели в звании подполковника, родился в селе Елаур Сенгиреевского района Куйбышевской (ныне Самарской) области в 1902 году.

Семён Иванович Урсов, майор, был начальником химической службы 285-й бомбардировочной авиадивизии. Согласно именному списку безвозвратных потерь личного состава, родился он в городе Кизляр Республики Дагестан (ДАССР) в 1909 году.

Николай Карпович Тарловский, майор, являлся помощником начальника оперативного отделения по оперативной части. Уроженец Минска, белорус, родился в 1910 году.

Алексей Васильевич Горюнов, сержант, был авиамехаником. Место рождения – станция Завидово Калининской области, год рождения – 1922-й.

Сильно раненый во время жёсткой посадки самолёта, но выживший лётчик – командир корабля, лейтенант Василий Михайлович Шмелёв был отправлен в Москву, где почти спустя месяц, 19 декабря 1942-го всё же умер от ран. Похоронен на Монинском авиационном кладбище (посёлок Монино Щёлковского района Московской области) в одиночной братской могиле. Рядом на мраморном постаменте скульптура Скорбящей Матери и Воина – участника битвы за Москву. Надпись: «Вечная слава воинам, погибшим за Родину в боях за Москву».

Что касается В. М. Шмелёва, могила одна и ФИО тоже. Однако в Книге памяти можно найти в корне различающуюся информацию: в одном случае воин 1915 г. р. воина и место рождения – деревня Пралевка Большеболдинского района Нижегородской области (том 13); во втором – 1920 г. р. и место рождения – деревня Большое Крашово Богродского района Нижегородской области (том 4).

 

Дуглас или Ли-2

   «Дуглас»   Ли-2

Разночтения, расхождения возникают и по маркам самолётов. Так лётчики, захороненные в Вадинске, летели, согласно военным документам на «Дугласе» (примечание: американский самолёт). А в данных о командире корабля значится Ли-2 (примечание: самолёт отечественного производства на базе «Дугласа»).

По сути, это почти одно и то же. По крайней мере, машины очень похожи. А в условиях военного времени неточностей избежать, видимо, не удавалось.

Возникает вопрос и по месту аварийной посадки. Всех погибших, кроме сержанта Горюнова, обнаружили, согласно документам, в 6 километрах севернее Вадинска (Керенска). Это, получается, в районе Русской Шуриновки. А вот в сведениях о бортовом авиамеханике Алексее Горюнове говорится, что место авиакатастрофы в 2,5 километрах южнее Вадинска. Это и есть примерно район Вадинского водохранилища. Однако, несмотря на такую расхожую информацию, самолёт был один. Вряд ли, если бы потерпели авиакатастрофу два, о втором никто ничего не знал.

Недалеко от места авиакатастрофы в 2011 году, в год 375-летия нашего села, в преддверии Дня Победы, установлен памятный камень. Возле него 9 Мая тоже проходят митинги.

Имеются, к слову, разночтения в документах и относительно даты гибели лётчиков. Так, если первоначально в карточке захоронения стояло 22 ноября, в более позднем документе почему-то появилась дата 19 ноября.

Подробнее читайте в газете "Вадинские вести" №48 от 30.11.2017 г.

 

 

Какие сведения ещё хранят архивы

 

Начнём, пожалуй, с фотоснимков лётчиков. В свободном доступе в интернете только фотографии подполковника П. В. Ермолаева и майора С. И. Урсова. Их же снимки, а также сержанта А. В. Горюнова имеются в школьном музее. Благодаря потомкам Н. К. Тарловского в Вадинске появилась и его фотография. Снимки всех четверых лётчиков размещены на сайте «Вадинских вестей».

Что касается памятников на братском захоронении, то, как показывает анализ фотоснимков, найденных в семейном архиве Ольгой Александровной Козловой, их сменилось уже несколько. Первый был деревянный, с деревянной оградой (это то, что смогли сделать вадинцы в условиях военного лихолетья) – он простоял примерно до середины 60-х годов.

  

В конце 60-х, когда приезжали на могилу родственники лётчиков, памятник по-прежнему деревянный, но уже другой, а вот ограда заменена на металлическую, собственно, она-то и прослужила до мая 2017 года.

В начале 70-х памятник уже из кирпича, но оштукатуренный, имеющий табличку с именами захороненных, а также красную пятиконечную звезду на вершине.

Во второй половине 70-х памятник, видимо, тот же, но несколько видоизменённый, со скошенным левым верхним углом и стилизованный умельцем-художником П. Ф. Гуторовым под мрамор.

В какие годы на захоронении появилась прозванная в народе «печка», в которую видоизменился всё тот же кирпичный памятник, история умалчивает – предположительно в непростые 90-е прошлого столетия.

5 мая 2017 на могиле лётчиков установлен новый современный памятник, заменена также ограда.

 

Никто не забыт

 

Ольга Александровна Козлова, дочь фронтовика Александра Фёдоровича Старцева, приведшего её ещё ребёнком, несколько десятилетий назад, к захоронению военных лётчиков, стала свидетелем многих событий.

– Могила лётчиков – это святое место, – говорит она, повествуя о том, что память хранит, как впервые пришла с отцом к братскому захоронению. Тогда на могиле был, действительно, установлен деревянный памятник, а огорожена она была деревянной оградкой.

– Мы вырезали разросшуюся сирень, – рассказывает Ольга Александровна. – А затем отец занялся поисками.

Было трудно узнать имена лётчиков, найти их семьи. Но А. Ф. Старцев, будучи человеком неравнодушным, считал необходимым сохранить для потомков имена всех участников Великой Отечественной войны: учителей и учеников Вадинской средней школы, всех вадинцев и, конечно, погибших близ Вадинска лётчиков.

Ветерану Великой Отечественной войны, Заслуженному учителю РСФСР, краеведу, Почётному гражданину Вадинского района (посмертно) удалось сделать много. Захороненные на центральном кладбище офицеры не остались безымянными. Через архивы военкомата были установлены фамилии всех четверых. Правда, имени и отчества авиамеханика, сержанта Алексея Горюнова долго в Вадинске не знали, поэтому на памятнике была выбита только фамилия.

Продолжение следует.

Алёна ЯКОВЛЕВА, Алла ЯКОВЛЕВА,

фотографии из архивов редакции, семьи В. В. и О. А. Козловых, И. Н. Аламовой (Тарловской),

а также из общедоступных источников

 

О том, что ещё помнят вадинцы об авиакатастрофе 1942 года, и как находились родственники лётчиков, читайте в следующем номере газеты.

 

 

 

Оставить комментарий